yasko (yasko) wrote,
yasko
yasko

Category:

Д.Ю. Ревякин ТИХИЕ ПОГРОМЫ. Гибель части наследия Рерихов, привезённой на Родину Ю.Н. Рерихом. Ч. 2

В феврале 2005 г. журналист Игорь Корольков впервые обнародовал собственное журналистское расследование, которое было посвящено разграблению московской квартиры Ю.Н. Рериха. Оно было проведено по просьбе руководства Международного Центра Рерихов, которому стало известно о закрытии уголовного дела против В.Ю. Васильчика, продолжающемся грабеже имущества Ю.Н. Рериха и безразличии государства. В статье сообщалось, что весомая часть наследия великого художника Н.К. Рериха фактически находится под угрозой исчезновения. Появились фамилии подельников и покупателей В.Ю. Васильчика: директора галереи антикварного искусства «Старая живопись» А.Н. Каменского, а по совместительству и учредителя Благотворительного Фонда «Знамя Мира», и председателя правления крупной нефтегазодобывающей компании «Роснефте-газстрой» И.И. Мазура. В цепочке «Васильчик - покупатель» А.Н. Каменский выступал посредником, продавая картины Н.К. Рериха состоятельным клиентам, он принес в 2004 г. на экспертизу 15 картин Н.К. Рериха.
.
«Он же пояснил, что картины - с Ленинского проспекта, и просил выдать документ, подтверждающий их подлинность» [361], — писал в своей статье И. Корольков. Таковы были особенности строительства так называемого «единого музея семьи Рерихов» как «центра по пропаганде и изучению мирового научного и культурного наследия». В лице А.Н. Каменского В.Ю. Васильчик получил не только «учредителя» фонда, но и надежного партнера по сбыту картин Н.К. Рериха и другого ценного имущества Ю.Н. Рериха.

В октябре 2005 г. от председателя Белгородской региональной общественной организации «Рериховское общество "Белогорье"» А.М. Шаповаловой, С.Б. Семеновой, группы «Соратники» и других граждан и общественных организаций поступило коллективное обращение к президенту РФ, генеральному прокурору РФ, председателю правительства РФ, министру культуры РФ, прокурору г. Москвы и председателю Московского комитета по культуре «О выявлении объекта культурного наследия и включении его в единый государственный реестр культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (о ситуации вокруг части наследия семьи Рерихов, оставшейся после смерти профессора Ю.Н. Рериха)» [362]. Обращение было приурочено к 70-летию Пакта Рериха и было связано с попыткой культурной общественности России заставить государство выявить квартиру Ю.Н. Рериха как объект культурного наследия мемориального значения и взять на учет находящиеся в ней ценности. В письме был дан подробный анализ трагической ситуации, связанной с квартирой Ю.Н. Рериха, и впервые указаны юридические пути ее разрешения.

В письме президенту сообщалось о том, что, несмотря на признание идей Пакта Рериха, поднимающего вопросы защиты объектов культуры, «именно часть научного и культурного наследия семьи Рерихов, оставшаяся после смерти профессора Юрия Николаевича Рериха в его мемориальной квартире <...> остро нуждается сейчас в государственной защите» [363]. Подписавшие письмо ссылались на статью журналиста И. Королькова, в которой были выявлены и собраны вопиющие факты недобросовестного и противозаконного использования этой части наследия Рерихов со стороны В.Ю. Васильчика.

В этом обращении ставилась под сомнение правомерность прекращения Гагаринской прокуратурой уголовного дела В.Ю. Васильчика, а также оглашались новые факты его противоправной деятельности. В письме сообщалось, что уже многие годы доступ в бывшую квартиру Ю.Н. Рериха затруднен, она содержится в безобразном состоянии: нет элементарной чистоты и порядка, везде разбросаны кипы газет, журналов и разного хлама. Интерьеры квартиры самовольно изменены, а на стенах недостает более 30 картин Н.К. Рериха по сравнению с их первоначальным количеством.

Главной причиной безнаказанных действий В.Ю. Васильчика, по мнению общественности, стали «бездействие, игнорирование, безответственный подход к собственным должностным обязанностям лиц, которые по долгу службы должны защищать и сохранять историческое и культурное наследие» [364]. «Государственные службы по охране памятников истории и культуры России, не принимая никаких мер по сохранению этой части наследия Рерихов, потворствуют его исчезновению»[365]. Эти самые службы умудрились проигнорировать все существующие законы: 20 статью Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» от 15 декабря 1978 г., 13 и 27 статьи Положения об охране и использовании памятников истории и культуры от 15 сентября 1982 г., а также базовый закон «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ от 25 июня 2002 г.

По закону, который проигнорировали чиновники, бывшая квартира Ю.Н. Рериха в обязательном порядке должна была стать объектом культурного наследия народов Российской Федерации федерального или регионального значения. Однако на деле этого не произошло, поэтому общественность просила президента провести историко-культурную экспертизу бывшей квартиры Ю.Н. Рериха и находящихся там коллекций, а затем включить выявленный объект историко-культурного наследия в единый государственный реестр культурного наследия народов РФ. А кроме того, выявить законность пользования данным наследием В.Ю. Васильчика и с учетом накопившихся фактов незаконного отчуждения В.Ю. Васильчиком предметов наследия семьи Рерихов взять под строгий государственный контроль эту коллекцию и привлечь к уголовной и дисциплинарной ответственности лиц, виновных в незаконном использовании и утрате имущества Ю.Н. Рериха.

11 ноября 2005 г. это коллективное обращение из аппарата президента отписали в Министерство культуры РФ. Там оно попало на рассмотрение в Федеральное агентство по культуре и кинематографии (ФАКК) [366].

15 ноября взялась за перо и Прокуратура г. Москвы. Она не пожелала рассматривать по существу это коллективное обращение и спустила его в ту же Гагаринскую межрайонную прокуратуру [367].

12 декабря 2005 г. начальник Управления культурного наследия ФАКК А.С. Колупаева, посчитав коллективное обращение о спасении ценнейшей рериховской коллекции несущественным для рассмотрения федеральными органами культуры, адресовала его председателю Комитета по культурному наследию г. Москвы В.И. Соколову [368].

15 декабря 2005 г. последовал ответ из Комитата по культурному наследию г. Москвы за подписью начальника Отдела охраны художественного наследия, руководителя Московской службы по сохранению культурных ценностей А.С. Тантлевского. Он сообщил, что комитет готов осуществить постановку коллекции произведений Н.К. и С.Н. Рерихов и тибетских реликвий на госучет, но только при наличии письменного заявления владельцев или соответствующего решения судебных органов.

30 декабря 2005 г. межрайонный прокурор В.В. Спасенных сообщил о том, что дело на В.Ю. Васильчика закрыто «в связи с отсутствием состава преступления» еще 16 июля 2004 г. Из этого мы можем сделать вывод, что о суде теперь не могло быть и речи, поскольку именно Прокуратура должна была довести это дело до суда и добиться «соответствующего решения» по постановке гибнущего наследия на госучет.

Прокуратура также поспешила сообщить, что в связи с закрытием дела «Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ не может применить принудительные меры по сохранности соответствующих произведений искусства, поскольку оно имеет на это право только в том случае, если они поставлены на государственный учет как движимые памятники истории культуры либо включены в состав Музейного фонда РФ. Причем обе процедуры производятся в соответствии с Федеральным зако-ном от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ "О Музейном фонде РФ и музеях в РФ" исключительно на основании заявления собственника данных произведений (подобных заявлений от владельцев наследственного имущества Ю.Н. Рериха в Министерство не поступало)» [369]. И оснований для вмешательства прокуратуры «в данном случае не усматривается» [370]. Всю дальнейшую ответственность за судьбу наследия Ю.Н. Рериха Гагаринская прокуратура переложила с государственных плеч на общественную некоммерческую организацию Российский Фонд Культуры, который, по мнению служителей закона, должен был самостоятельно обратиться в суд с исковым заявлением об истребовании имущества умершей И.М. Богдановой из незаконного владения В.Ю. Васильчика. И это при том, что прокуратура прекрасно была осведомлена о бесперспективности такого обращения. В наследственном деле И.М. Богдановой отсутствовали документы, подтверждающие законность владения культурными ценностями Рерихов, указанными в завещании.

Вместе с тем прокурор имел все полномочия по закону, согласно статье 552 Гражданского кодекса РСФСР и статье 1151 Гражданского кодекса РФ, обратиться от имени государства с исковым заявлением в суд и потребовать признать имущество Ю.Н. Рериха, находящееся в квартире на Ленинском проспекте, выморочным (т.е. ничейным и поэтому принадлежащим государству), т.к. никто из наследников после смерти Ю.Н. Рериха не принял его в наследство, т.е. не получил свидетельство о праве наследования по закону [371]. Одновременно с этим попросить суд применить обеспечительные меры по сохранению имущества и наложить арест на эту коллекцию. Эта мера не являлась обязательной, но в случае наложения судом ареста арестованное имущество было бы изъято у В.Ю. Васильчика, подвергнуто описи и передано для хранения надежному хранителю, т.е. государству.

В случае решения суда о признании имущества Ю.Н. Рериха выморочным оно переходит в порядке наследования в собственность Российской Федерации. Далее, согласно Положению об учете, оценке и распоряжении имуществом, обращенным в собственность государства (утверждено постановлением Правительства РФ № 311 от 29 мая 2003 г.), культурные ценности Ю.Н. Рериха из его бывшей квартиры были бы переданы Министерству культуры РФ.

В итоге межрайонная прокуратура продемонстрировала сознательное пренебрежение к закону, а также проигнорировала интересы государства и культурной общественности. Своей недобросовестной работой Гагаринская прокуратура позволила В.Ю. Васильчику и дальше безнаказанно грабить имущество Юрия Николаевича Рериха, нанося непоправимый урон отечественной культуре.

Отказом межрайонной прокуратуры завершилось нисхождение коллективного обращения организаций и граждан по длинной административной трубе. Для рассмотрения, а точнее, отписок по этому крайне необходимому для будущего российской культуры делу чиновникам понадобилось всего два с лишним месяца.

Тем временем, в Интернете, на заграничных русскоязычных сайтах стали появляться заманчивые предложения о продаже культурных ценностей из квартиры Ю.Н. Рериха. К примеру, на форуме «Русские Эмираты» некий торговец антиквариатом Виталий Абраменко опубликовал сообщение о том, что в Москве существует музей-квартира Ю.Н. Рериха, хозяином которой является 64-летний старик. В. Абраменко писал: «На стенах этой квартиры висят картины стоимостью в сотни тысяч долларов, <... > а он [Васильчик. - Д.Р.] живет в нищете, во многом себе отказывает, но весьма неплохо реагирует на суммы от 300—500 тыс. долларов. <...> Он ищет себе богатого покупателя на эти картины, лучше всего, чтобы это был араб с финансами <.. .> или его представитель, приехал в Москву, и посмотрел, что это частная коллекция <... > государство не регулирует процесс купли продаж данных картин, хотя там есть вещи мирового значения. Дед в принципе хочет продать картины, но за приличную сумму <... > неплохо было бы свозить деда в Эмираты и показать ему тамошнюю жизнь, чтобы он дал быстрее добро на продажу...» [372]. От того же дельца, но уже с сайта, ориентированного на американский рынок, после предложений о продаже картин из квартиры Ю.Н. Рериха идет важное добавление: «...квартира не имеет статуса государственного музея, а сами картины - не зарегистрированы в министерстве культуры России, значит, хозяин может продавать их как угодно и кому угодно [курсив мой. - Д..Р]» [373]. А вот еще: «Имеется антиквариат, картины, рукописи, другое. Нужен посредник, имеющий связи за рубежом. Товар находится в Москве. От покупателя требуется залог за товар (от 1-5 тыс. долл.). Все остальное - по мере решения вопроса. Контактное лицо: Виталий из Москвы» [374]. Автор все тот же Виталий из Москвы. Эти цитаты в комментариях не нуждаются.

В начале 2006 г. общественность вновь обратилась в Комитет по культуре г. Москвы. Ответ последовал 1 февраля 2006 г. за подписью того же А.С. Тантлевского и по сути являлся отпиской [375]. Комитет от серьезных мер уклонился и снова сослался на то, что постановка культурных ценностей на госучет производится только по заявлению собственника или решению суда.

Тогда общественность обратилась в Москомнаследие Комитета по культуре г. Москвы с просьбой проведения историко-культурной экспертизы бывшей квартиры Ю.Н. Рериха № 35 в доме 62/1 на Ленинском проспекте. 8 февраля 2006 г. был получен ответ первого заместителя председателя Москомнаследия В.И. Чернышенко. Он требовал от общественности предоставить документы, подтверждающие проживание Ю.Н. Рериха по указанному адресу, а также поэтажный план, с указанием местоположения квартиры № 35 на этом этаже, ее планировочной структуры и материалов фотофиксации интерьеров данной квартиры, свидетельствующих о наличии в ней коллекции Рерихов. В.И. Чернышенко прекрасно понимал, что, согласно п. 16 постановления Правительства РФ № 921 от 4 декабря 2000 г., Бюро технической инвентаризации принимает заказы на изготовление технической документации квартиры либо по заявлению собственника (его доверенных лиц, наследников по закону или завещанию), либо по запросу правоохранительных органов, судов, органов государственной власти и местного самоуправления. По сути, со стороны чиновника это был завуалированный отказ. Также он официально сообщил, что квартира 35 в доме 62/1 по Ленинскому проспекту в числе выявленных объектов культурного наследия не состоит, так как в Москомнаследие не поступало никаких материалов по данному объекту и историко-культурная экспертиза не проводилась [376]. Естественно, что попытки общественности получить в Юго-Западном ТБТИ № 1 необходимые технические документы по бывшей квартире Ю.Н. Рериха ни к чему не привели.

Вместе с тем уже на следующий день тот же В.И. Чернышенко письменно обратился в Государственный музей Востока и просил в связи с обращением ФАКК Министерства культуры РФ «о рассмотрении возможности отнесения к числу выявленных объектов культурного наследия квартиры Ю.Н.Рериха» [377] предоставить материалы по квартире: планы, фотографии и воспоминания посетителей-сотрудников музея. По завершении работы планировалось заседание комиссии по недвижимым объектам наследия и их территориям при Комитете по культурному наследию г. Москвы. Заметим, что он с Музея Востока технической документации не требовал, поскольку такая документация вполне могла быть получена Москомнаследием от ТБТИ на основании письменного запроса. Никакого ощутимого результата это письмо не принесло.

20 марта 2006 г. РФК обратился в Басманный районный суд г. Москвы с заявлением об оспаривании отказа в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию И.М. Богдановой, вынесенного нотариусом г. Москвы Г.А. Катаевой. Дело по существу рассмотрено не было, и в этот же день Басманный суд оставил заявление РФК без рассмотрения с любопытной формулировкой: «поскольку имеется спор о праве собственности на наследуемое имущество» [378]. Из письма Комитета по культуре г. Москвы от 9 ноября 2006 г. известно, что вторым претендентом на наследуемое имущество вы-ступал не кто иной, как В.Ю. Васильчик [379].

Многократные обращения со стороны культурной общественности в Генеральную прокуратуру в 2006 г. привели к возбуждению Гагаринской прокуратурой дополнительного расследования по уголовному делу № 313946. Но вскоре, когда шум улегся, оно было прекращено и закончилось ничем [380].

В конце 2006 г. представителям общественности, продолжавшим писать чиновникам письма и обращения, пришла отписка от первого заместителя председателя Комитета по культуре г. Москвы А.И. Лазарева. Чиновник сообщал, что комитет для обращения в суд оснований не имеет, так как коллекция Рерихов из бывшей квартиры Ю.Н. Рериха не является бесхозным имуществом, поскольку есть спорные претенденты на ее наследование: В.Ю. Васильчик и Некоммерческая организация «Российский Фонд культуры». «Поддерживая позицию Гагаринской межрайонной прокуратуры города Москвы, - писал А.И. Лазарев, - полагаем, что только "Российский Фонд культуры" путем отстаивания своих интересов в суде может решить вопрос о сохранении и возможности последующей музеефикации коллекции Рерихов» [381].

Как же на самом деле, в соответствии с законом «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ от 25 июня 2002 г., должны были поступить государственные органы охраны культурного наследия?
В соответствии с этим законом для постановки наследия семьи Рерихов на государственный учет заявления владельцев не требовалось. В соответствии с 9 пунктом 18 статьи этого закона объекты культурного наследия федерального значения включа-ются в реестр Правительством Российской Федерации по представлении федерального органа охраны объектов культурного наследия по согласованию с органами государственной власти субъекта Российской Федерации (в отношении объектов культурного наследия регионального значения), а в отношении объектов культурного наследия местного (муниципального) значения - также с органами местного самоуправления.

В порядке 7 пункта этой же статьи вышеупомянутого Закона объект культурного наследия по адресу г. Москва, Ленинский пр, д. 62/1, кв. 35 считается выявленным объектом культурного наследия, который в порядке 9 пункта 18 статьи этого Закона подлежит государственной охране. Речь идет о том, что в связи со смертью известного научного и культурного деятеля Ю.Н. Рериха объект культурного наследия (то есть квартира Ю.Н. Рериха и имущество ученого, которое в ней находилось) формально уже считается выявленным объектом культурного наследия (п. 7 ст. 18). Этот закон также гласит, что в реестр могут быть включены объекты культурного наследия, с момента создания которых или с момента исторических событий, связанных с ними, прошло не менее 40 лет, за исключением мемориальных квартир и мемориальных домов, которые связаны с жизнью и деятельностью выдающихся личностей, имеющих особые заслуги перед Россией, и которые считаются выявленными объектами культурного наследия непосредственно после смерти указанных лиц.

Профессор Ю.Н. Рерих умер в 1960 г., а его брат и единственный законный наследник Святослав Николаевич Рерих скончался в 1993 г. Несмотря на это, квартира, где проживал Ю.Н. Рерих, и его наследие не были включены в Списки выявленных объектов культурного наследия, и вопрос о включении данного наследия в единый государственный реестр культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, чиновниками поставлен не был. Исходя из 8 пункта 18 статьи ФЗ от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», выявленные объекты культурного наследия до принятия решения о включении их в реестр либо об отказе включить их в реестр подлежат государственной охране.
Так должно было быть по закону, который проигнорировали как федеральные, так и региональные власти. Для них Юрий Николаевич не являлся выдающейся личностью, имеющей особые заслуги перед Россией. Суть всей проблемы заключалась в пренебрежительном отношении российских чиновников ко всей семье Рерихов, деятельность которой была направлена на благо культуры родной страны.

Дело пустили по очередному кругу, а правовое поле сужалось, словно шагреневая кожа. Истина же все глубже утопала в бюрократических глубинах государственного аппарата, а наследие из бывшей квартиры продолжало катастрофически уменьшаться.
В 2007 г. из квартиры исчезла картина «Камень несущая» (1933). Эта работа являлась для Ю.Н. Рериха наиболее почитаемой и любимой вместе с «Гессар-ханом» (1941) и «Сергием-строителем» (1940). По свидетельству лиц, побывавших в мемориальной квартире в 2007 г., большая часть картин Н.К. Рериха отсутствовала, а вместо них на стенах, заполненных еще недавно прекрасными полотнами, зияли пустые дыры. Комната-спальня Ю.Н. Рериха была закрыта на висячий замок. В квартире постоянно находились какие-то посторонние люди, везде были разбросаны книги и вещи. В этом же году В.Ю. Васильчик после неудачной женитьбы, чтобы не делить квартиру и имущество, купил бывшей молодой супруге из Узбекистана квартиру в Москве за деньги, взятые под залог (!) картин Н.К. Рериха.

В начале апреля 2008 г. бывшая квартира Ю.Н. Рериха была ограблена неизвестными злоумышленниками, которые, якобы забравшись по пожарной лестнице и разбив окно, похитили 4 большие сюжетные картины Н.К.Рериха: «Сергий-строитель» (1940), «Бум-Эрдени» (1947), «Тень Учителя» (1947), «Весть Шамбалы» (1946), предварительно срезав их с подрамников. Уместно привести мнение генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой, которое было высказано на пресс-конференции в МЦР по случаю этого ограбления: «Считать, что это был настоящий разбой -нет, конечно! Потому что эти "разбойники" или "воры" - как хотите их назовите, взяли только картины» [382]. Создавалось впечатление, что данное ограбление было специально инсценировано В.Ю. Васильчиком.
В интервью Л.В. Шапошниковой, данном журналистам в связи с последним ограблением квартиры Ю.Н. Рериха, звучали крайне тревожные ноты:

«Нами давно поднимается вопрос о том, что наследие Юрия Николаевича должно найти достойное место у нас в стране. Мы связывались с президентской администрацией, с Министерством культуры, с Фондом культуры, но никто не обратил внимания, что после смерти Ираиды Богдановой наследием владел некто Васильчик В.Ю., не имеющий никакого отношения к Рерихам. Мы знаем, что последнее время он активно распродает картины, ценнейшие полотна из наследства Ю.Н. Рериха, а также реликвии и архивные материалы. Сегодня выяснилось, что наследие практически погибло для культуры России. Несмотря на все наши попытки что-то предпринять, мы не нашли помощи. Поскольку очень трудно было понять, какие вещи находятся в квартире, мы ставили вопрос о составлении описи реликвий. Но никакого решения принято не было. Было продемонстрировано полное пренебрежение к проблеме ценнейшего наследия старших Рерихов, владельцем которого был Юрий Николаевич. <...> Я считаю, что мы должны воспользоваться хотя бы этим отрицательным фактом и поставить вопрос о том, чтобы сохранить оставшуюся часть наследия» [383].

В этом же году по просьбе МЦР журналистом «Новой газеты» В. Ширяевым было проведено новое расследование. Его результаты опубликованы в статье под названием «Некоторые обстоятельства вызывают у меня беспокойство» [384]. Журналист сообщил, что ограбление действительно напоминает инсценировку, а также обнародовал новые свидетельства очевидцев, подтверждающие распродажу В.Ю. Васильчиком картин Н.К. Рериха. Статья содержала и интервью с заместителем генерального директора Музея имени Н.К. Рериха А.В. Стеценко, который сообщил, что руководство МЦР неоднократно обращалось и к президенту, и в его администрацию, и в Министерство культуры с просьбой обратить самое серьезное внимание на проблему сохранности наследия Рерихов, в том числе на катастрофическое его положение в бывшей квартире Ю.Н Рериха. «И то, что произошло 1 апреля, является закономерным следствием позиции федеральной власти в отношении сохранения наследия наших великих соотечественников» [385], - добавил он.

Сразу же после ограбления, 1 апреля 2008 г. следственной частью Следственного управления при УВД по ЮЗАО г. Москвы было возбуждено уголовное дело № 85324 по признакам преступления, предусмотренного п.«а» ч. 2 ст. 164 УК РФ. Пропавшие картины были объявлены в международный розыск через Интерпол.

В апреле 2010 г. появилась любопытная новость об одной из украденных картин. Украинское информационное агентство «Глобалист» разместило сообщение о том, что объявленная в международный розыск картина Н.К. Рериха «Тень Учителя» (1947) украсила загородный дом депутата Верховной рады Украины [386]. А через два месяца 3 июня 2010 г. в Москве во время обыска на квартире А.Н. Каменского - давнего партнера В.Ю. Васильчика по сбыту картин Н.К. Рериха - следователи обнаружили и изъяли картину «Весть Шамбалы» [387]. В этот же день в рамках следствия была назначена искусствоведческая экспертиза, организовать которую поручили Росохранкультуре. Росохранкультура, в свою очередь, передала картину на экспертизу в ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря. 7 июня Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошникова обратилась к первому заместителю председателя Комитета по культуре Е.Г. Драпеко с просьбой оказать помощь в сохранении найденной картины «Весть Шамбалы» и спасении гибнущей коллекции Рерихов из квартиры на Ленинском проспекте.

8 и 10 июня Елена Григорьевна направила ряд писем: министру культуры РФ А.А. Авдееву, руководителю Росохранкультуры А.В. Кибовскому и Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке. Она проинформировала государственные органы исполнительной власти о недопустимости возврата найденной картины В.Ю. Васильчику, поскольку он не является ее законным владельцем. В.Ю. Васильчик на протяжении последних лет целенаправленно распродает уникальное наследие Рерихов, квартира Ю.Н. Рериха не имеет охранного статуса, а сами коллекции не поставлены на государственный учет и содержатся преступно небрежно, и, что особенно актуально, картины Рерихов, их личные вещи, библиотека и архивные материалы безнаказанно вывозятся с территории России. Е.Г. Драпеко потребовала инициировать проведение дополнительного расследования и обращения в суд об истребовании картин и другого имущества Ю.Н. Рериха из незаконного владения В.Ю. Васильчика, указала на необходимость применения обеспечительных мер по сохранению имущества в виде наложения ареста на квартиру и имущество Ю.Н. Рериха с последующим изъятием, описью и передачей гибнущей коллекции надежному хранителю. «В настоящий момент, - писала Е.Г. Драпеко, - имеются все основания полагать, что непринятие неотложных мер по спасению квартиры Ю.Н. Рериха приведет к окончательной потере данного объекта для российской и мировой культуры» [388].

Казалось бы, наконец-то у властей появилась возможность адекватно отреагировать на этот вопиющий инцидент и принять меры по спасению рериховского наследия. Но государственные инстанции по охране культурного наследия России на ограбление серьезно так и не прореагировали. 17 июня 2010 г. за А.В. Кибовского поспешил отписаться его заместитель Н.Ю.Ефимов [389]. В письме Е.Г. Драпеко сообщалось, что Росохранкультура не считает нужным доводить дело до суда, поскольку картина Н.К. Рериха «Весть Шамбалы» и квартира Ю.Н. Рериха не включены в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ. Из странного письменного объяснения господина Н.Ю. Ефимова следует, что Росохранкультура имеет право обращаться в суд с иском об изъятии у собственника только бесхозяйственно содержащегося объекта культурного наследия федерального значения, включенного в государственный реестр. Однако такая позиция противоречит пункту 8 ст. 18 ФЗ № 73-ФЗ от 25 июня 2002 г. «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации». 23 июня 2010 г. последовала и реакция Генпрокуратуры, которая после письма Е.Г. Драпеко взяла уголовное дело № 85324 под контроль и поручила организовать проверку сообщаемых депутатом сведений.

Е.Г. Драпеко 1 июня 2010 г. направила новое письмо министру культуры А.А. Авдееву и руководителю Росохранкультуры А.В. Кибовскому, в котором напомнила, что у Ю.Н. Рериха наследники как по закону, так и по завещанию отсутствовали, а следовательно в соответствии с п. 1 ст. 1151 ГК РФ имущество умершего ученого считается выморочным. Ни И.М. Богданова, ни В.Ю. Васильчик законными наследниками Ю.Н. Рериха не являлись и никаких прав на него не имели. Депутат настаивала, что выморочное имущество Ю.Н. Рериха в виде картин и других культурных ценностей должно перейти в порядке наследования по закону в собственность РФ. «Учитывая, что наследие семьи Рерихов, находящееся в квартире Ю.Н. Рериха, имеет мировое значение, - писала Е.Г. Драпеко, - прошу Вас взять его под государственную защиту и принять меры по сохранению этой уникальной коллекции от разграбления» [390].

Через две недели после этого письма 15 июля 2010 г. в ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря случился сильный пожар. Загорелась сначала крыша, где проводились ремонтные работы, затем огонь перекинулся и на верхние этажи здания. Пожарные в течение нескольких часов тушили здание. Сильно пострадали и культурные ценности, находившиеся в это время на экспертизе и реставрации в ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря. Картина «Весть Шамбалы» не сгорела, т.к. во время пожара находилась в специальном хранилище, но пострадала от воды, которой пожарные тушили огонь.

26 июля 2010 г. Е.Г. Драпеко получила ответ от прокурора г. Москвы Ю.Ю. Семина, в котором сообщалось, что решение сотрудника следственной части Следственного управления ЮЗАО г. Москвы о приостановлении предварительного следствия по делу № 85324 отменено, а срок предварительного расследования продлен до 19 августа 2010 г. [391].

30 июля 2010 г. из следственного комитета пришла информация о том, что после пожара в ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря картина «Весть Шамбалы» помещена во временное хранилище РОСИЗО и что комитет взял расследование дела № 85324 под свой контроль [392]. Очень хотелось бы надеяться, что это письмо не останется только формальной отпиской... После пожара первый вице-президент Международного Центра Рерихов М.Л. Попович обратилась к министру культуры А.А. Авдееву, сообщая о сильно пострадавшей от воды картине Н.К. Рериха «Весть Шамбалы», которая требует проведения незамедлительной реставрации. Также в этом обращении была просьба до установления владельца передать картину на временное хранение в Музей имени Н.К. Рериха «для проведения за счет МЦР реставрационных работ по ее спасению» [393].

Ответ на это письмо пришел 9 августа от директора ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря А.П. Владимирова, который согласился передать картину в МЦР. На следующий день штатный реставратор МЦР К.А. Никифорова провела реставрационный осмотр поврежденной картины. Произведение действительно получило сильный затек во время тушения пожара, холст поврежден и деформирован из-за варварского срезания картины с авторского подрамника грабителями, а также неумелой реставрации, проведенной на скорую руку после похищения картины.

10 августа 2010 г. на имя вице-президента МЦР М.Л. Попович пришло письмо от заместителя директора Департамента культурного наследия и изобразительного искусства министерства культуры В.А. Цветнова: «В соответствии с действующим законодательством картина должна быть возвращена в Росохранкультуру и до окончания следственных мероприятий передача ее в какое-либо учреждение культуры невозможна» [394]. Будет ли картина «Весть Шамбалы» после окончания следственных мероприятий передана на временное хранение в МЦР для незамедлительной реставрации, покажет время. Пока же все решения чиновников Росохранкультуры отнюдь не способствуют спасению этой уникальной картины.

В том, что это выдающееся произведение доведено до такого плачевного состояния, есть прямая вина государства и его чиновников. Наследие, хранящееся в общественном Музее имени Н.К. Рериха, государство уже давно желает получить в свою собственность. Но что его после этого ждет? Ценности из музея не гибнут, не распродаются и не пропадают, а лишь преумножаются. В квартире же на Ленинском проспекте, напротив, царит хаос и грабеж. И никакого волнения у чиновников по этому поводу не возникает. Ситуация с бывшей квартирой Ю.Н. Рериха наглядно доказывает, что в нашей стране законодательство в сфере культуры практически не работает, потому что государственные органы охраны культурного наследия открыто его игнорируют.

Впрочем, работа Росохранкультуры может вскоре вообще прекратиться. В середине августа 2010 г. в средствах массовой информации появились сообщения о предстоящем упразднении Росохранкультуры. По сообщению газеты «Коммерсант» от 2 августа 2010 г., премьер-министр В.В. Путин поручил А.А. Авдееву подготовить проект президентского указа о передаче функций Росохранкультуры непосредственно Министерству культуры [395]. Не исключено, что такое решение возникло после проверки деятельности этого ведомства Счетной палатой. Аудиторы Счетной палаты сообщили, что Росохранкультура работает крайне неэффективно и физически неспособна управлять своими территориальными органами. Причем под прямым контролем ведомства находится только 238 из более чем 23 тысяч недвижимых памятников федерального значения, т. е. 1%. При этом численность руководства этой структуры составляет 30% от общей численности сотрудников. Выявлено, что в перечне особо ценных объектов культурного наследия отсутствуют памятники, включенные в список всемирного наследия ЮНЕСКО, и что Росохранкультура фактически самоустранилась от их государственной охраны.

Подведем печальный итог. С 2003 г. по 2010 г. из московской квартиры Ю.Н. Рериха исчезла практически вся коллекция картин Н.К. Рериха и большая часть произведений С.Н. Рериха. В настоящий момент нет никакой достоверной информации о местонахождении почти 200 произведений Н.К. Рериха и С.Н. Рериха различного формата, техники и года написания. Разграблены богатейшие коллекции буддийских танок, восточных древностей и археологических находок. В неизвестном направлении вывезен архив Ю.Н. Рериха. Гибнут книги из рериховской библиотеки, разворованы мемориальная мебель и уникальные реликвии знаменитой семьи. И длятся эти «тихие погромы» уже не первый год, и никому из власть имущих нет до них дела.

Выводы неутешительные. Бывшая квартира, где жил Ю.Н. Рерих, востоковед с мировым именем, не нужна ни федеральным, ни региональным властям. Несмотря на все усилия российской культурной общественности, она так и не стала объектом культурного наследия, а оставшееся в квартире уникальное наследие не было взято под надлежащую охрану государства и подверглось разграблению В.Ю. Васильчиком. Картины и рукописи, личные вещи и коллекции Рерихов распроданы бизнесменам и нефтяным олигархам, как в России, так и за ее пределами. Таким образом, отечественная культура на наших глазах лишается богатейшей части рериховского наследия, которое, по замыслу Рерихов, должно было стать культурным достоянием их Родины.

Источник: Ревякин Д. Ю. Гибнущее наследие: Московская квартира Ю.Н. Рериха: Каталог. Фотохроника. Архивные документы. - М.: Международный Центр Рерихов, 2010

Часть 1 здесь: http://yasko.livejournal.com/756328.html
Tags: Ревякин Рерих Наследие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment